Перископ из глубин Тихого океана (periskop.su) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop.su

Categories:
  • Mood:

Пост №5000. Десять книг, которые...

Подсмотрел у Алексея aka dr_guillotin интересный флешмоб - "10 книг, определивших мировоззрение".
Довольно сложно отобрать не просто 10 книг - по факту их было больше, но ещё и те 10, которые реально повлияли на формирование мировоззрения (а не просто чтоб они мне нравились и я ими зачитывался). Но всё ж попробую. Задача интересная.


1. 5-й том "Детской Энциклопелии" - техника и транспорт (1969 г.). Вот этот:

Том был прекрасно иллюстрирован и структурирован, как и вся ДЭ 2-го издания, практически я вырос на нём в младшем школьном возрасте, и он привил мне интерес к транспорту.

2. Книги Анатолия Маркуши про армию, авиацию и флот. Конкретно вот эти, они остались у меня до сих пор, я их при своих глобальных переездах нигде не бросал, а бережно сохранил для памяти:

Они привили мне, как бы это поточнее сказать, настрой доброжелательного патриотизма. С детства.
Истории изложены спокойным, уважительным, доступным языком, без панибратства, но и без зауми.

Прочитывал их в школьном возрасте несколько раз, и их картинка несколько раз корректировалась, под воздействием жизненных изменений. Особенно сильно повлиял перееезд на Камчатку (1976), где все прочие детские впечатления напрочь перебил Большой Флот. Поэтому авиация у меня не оставила особых восторгов, кроме разве что хабаровских Ту-114, и тем более не оставили сильного следа сухопутные сущности. Как-то раз, в возрасте 13 или 14 лет, меня взял с собой д. Юра, ныне покойный - мичман-радиометрист с "вашингтонки" (так тогда простонародно называли лодки пр.667А). Мы поехали с ним на его "Иж-Комби" в Сельдевую из Рыбачьего; он ушёл на завод, как он сказал, "на полчасика" - и не возвращался больше трёх часов. А я в это время сидел на пирсе напротив, за забором, и поневоле наблюдал за невиданной для меня операцией - всплытием дока с большой лодкой внутри. Это было настолько новым и сильным впечатлением для меня, семиклассника, что запомнил тот день как сейчас, во всех деталях. Тогда я впервые осознал, насколько огромны и сложны могут быть творения человеческого разума - в детских книжках такие лодки не рисовали, в "Служу Советскому Союзу" ещё не показывали.

Пролистал их обе вчера - техника устарела, огромной той страны нет, а стиль и тон совершенно правилен.
Хотя прошло 40 лет. Вот так и надо писать. Да.

3. II и III тома Магидовичей "Очерки по истории географических открытий". Почему-то первого тома у нас изначально не было, он попал ко мне в руки уже довольно поздно, после института. Так что изложение открытий начиналось там с Колумба-1492, ну и далее до начала XIX века.


Крайне важно, что авторы уделяли там внимание не только западным открытиям, но писали и про арабских, китайских путешественников. Ещё важней то, что около четверти книги было посвящено русским землепроходцам и первооткрывателям. Это давало вполне целостную и добросовестную картину истории познания земного шара, без евроцентризма, и они, эти тома надолго стали моим проводником уже к другим книгам, посвящённым более конкретным экспедициям.

Аналогичную роль в личном познании мира сыграла серия-ежегодник "Глобус" с короткими очерками о разных местах.
Вот такие, например:

Я счастлив, что успел пересечь весь огромный СССР с востока на запад в сознательном возрасте (в основном, в студенческие годы) аж четырежды - в 1983, 1987, 1988, 1991. В этом мне помогли и эти "Глобусы", привив интерес к путешествиям и наблюдениям. И теперь любым "рассказчикам о совке" (есть такой современный модный жанр) крайне сложно забить мне баки о тогдашних реалиях. Я хорошо помню советские Киев и Владивосток, Москву и Хабаровск, Читу и Улан-Удэ, Ленинград и Ригу (правда, их уже поздние) и многие другие города Союза. По некоторым городам даже остались дневниковые записи с впечатлениями.

Важное примечание.
Стругацких и прочих фантастов с социальным измерением я прочёл гораздо позже и особого следа в моих взглядах они не оставили. Разве что Иван Ефремов, но и то не сильно. Вообще, я всегда предпочитал книги о географических открытиях и познании реального мира всяческой фантастике. Сейчас понимаю, читая иных авторов с обобщённым стругацким в головах - очень хорошо, что у меня сложилось именно так, а не иначе.

4. Ильф и Петров, "12 стульев" и "Золотой Телёнок". Почему они и как именно сатирический роман-дилогия о приключениях авантюристов, склонных к жульничеству, и в целом, о недостатках советской жизни мог повлиять на мировоззрение?

Это просто. Он фактически стал для меня энциклопедией советской жизни времён НЭПа, и побуждал интересоваться всё новыми и новыми деталями, упомянутыми там. Что такое "кружки Эсмарха" и почему театр Колумба ставил такие странные спектакли? Что за Малая Арнаутская в Одессе и почему именно там изготовляют поддельные эликсиры? Почему и как дворники в домах зарабатывали на жильцах? И так далее. Вопросов были сотни, я перечитывал эти романы раз 20 - не меньше, начиная лет с 12-ти, и всё время находил новые и новые вопросы, паодлежащие выяснению.

Кроме того, "Стулья" с "Телёнком" стали для меня образцом и эталоном в описании железнодорожных поездок. Никто так и не смог переплюнуть Ильфа и Петрова в колоритности описания поездки на поезде. Чего стоит только эпическая глава IV с сагой о великой и ужасной Зоне Отчуждения.
Помните же, вот это? -

...Интересная штука - полоса отчуждения. Самый обыкновенный гражданин, попав в нее, чувствует в себе некоторую хлопотливость и быстро превращается либо в пассажира, либо в грузополучателя, либо просто в безбилетного забулдыгу, омрачающего жизнь и служебную деятельность кондукторских бригад и перронных контролеров.

С той минуты, когда гражданин вступает в полосу отчуждения, которую он по-дилетантски называет вокзалом или станцией, жизнь его резко меняется. Сейчас же к нему подскакивают Ермаки Тимофеевичи в белых передниках с никелированными бляхами на сердце и услужливо подхватывают багаж. С этой минуты гражданин уже не принадлежит самому себе. Он - пассажир и начинает исполнять все обязанности пассажира. Обязанности эти многосложны, но приятны.


- и так далее. Право слово, я бы с выражением декламировал эту главу на встречах путешественников, настолько она отточена и гениальна :)

У меня была и есть вот эта книга, издание 1956 года:

Потрепанная, заслуженная, пережившая контейнеры и переезды. Вот её и перечитываю.

Сюда же, пожалуй, можно отнести и "Одноэтажную Америку" их же авторства. Одно из лучших литературных описаний длительного путешествия по большой, сложной и совершенно непохожей на свою, стране. Учиться у них и учиться...

5. Исторические сочинения Н.И. Костомарова, трёхтомник. Особенно вторая половина 1-го тома и весь 2-й том, то есть допетровская Россия и Московия - от Ивана III и до царевны Софьи. Всё изложение отталкивалось от описания биографий, а не в общем. Именно оттуда я почерпнул понимание вопросов идентичности, её формирования и изменения, роли Православной Церкви в формировании костяка идентичности русской нации - через биографии. Очень занимательно была описана первая русская Смута, тоже в биографиях персонажей.

Вот этот:

Конечно, потом я читал и многих других. Устрялова, Соловьёва, Тарле, Хоскинга, Карамзина и т.д. Картина истории расширялась не сразу, но неуклонно. Но именно Костомаров был главнейшим, в расстановке ориентиров.

Сюда же, пожалуй, могу отнести ещё и вот этот трёхтомник, который читал чрезвычайно внимательно:


6. Короткие рассказы Антона Палыча Чехова. Их было много, очень люблю их читать и перечитывать и посейчас. Энциклопедия характеров и эталон жизненного описательного стиля.

Вообще, у меня были весьма сложные отношения со школьной программой литературы (об этом лучше отдельно рассказать). В частности, я никак не мог понять, зачем мне впаривают скучнейшие сны Веры Павловны, памфлеты ядовитого Герцена или нафранцуженного по самое не хочу Льва Николаича. "Война и мир" была прочитана, но оставила мало следа в душе. Достоевского я познал и оценил только лет в тридцать, а в школе им никак не проникся. А вот Антон Палыч - он уже тогда меня покорил. И не просто покорил, но стал своеобразным эталоном в мире литературы и отношения к человеческим порокам, слабостям и сильным сторонам характеров.

7. Военные произведения Фридриха Энгельса. С ними получилось так: я учился в экономическом вузе. И понятно, что мы в те времена крайне подробно изучали экономическую теорию Маркса. "Капитал" и прочее.

Собственно работы Маркса я не очень любил - он был сложен, излишне сверхподробен и в своих работах относился к России довольно неприязненно, это сквозило по всем его выводам и мыслям - "тёмный материк реакции", плохо вписывавшийся в его закономерности, и вроде бы не Европа, которую он знал в совершенстве. Как-то это меня отталкивало, хотя он был классиком и его полагалось чтить и уважать. Но многотомное собрание сочинений было одно на двоих - и вот однажды я взял томик с работами Энгельса. Там ещё была "История винтовки" и описание армий держав XIX века. Потом публицистика о франко-прусской войне. И вы знаете... увлёкся и прочитал почти всё, по военному вопросу! Библиотекарша даже удивлялась, она привыкла к тому, что студенты относятся к этому формально, а тут на тебе - человек по доброй воле таскает томики классиков к себе домой.

Прошло время, потом я прочёл и Клаузевица, и Мэхэна, и Сунь Цзы, и многих других. Но всё же именно к Энгельсу я сохранил приязнь сквозь время и изменившиеся реалии. Он привил мне любовь к аналитике и стремление разложению сложных сущностей на составные части. Без надрыва и истерики.

Также он был чрезвычайно силён и как прогнозист. Сейчас я насмотрелся на горе-прогнозистов по Украине и Новороссии, в сравнении и в реальном времени. Так вот, можно смело сказать, что Энгельс был не на две - а на три головы выше всех этих фантастов и прочих доморощенных "оналитегов". Скажем, по франко-прусской войне, которой он был современником. Это я уж не говорю про его знаменитое пророчество 1880-х о Германии и характере будущей войны за 30 (!) лет до Первой Мировой.

8. "История Искусства" Э. Гомбриха.

Тоже чрезвычайно важный фундамент в основу моих представлений о мире. Прочитал я его уже после тридцати.

Дело в том, что я рос на Дальнем Востоке - на Камчатке, на краю земли. Вместо Мариинки, пригородных дворцов, величественных проспектов и "Авроры" у меня были скалы Авачинской бухты, траулеры, старые пассажирские турбоходы, подлодки, вулканы и областная библиотека на соседней остановке. Вместо кружков по искусству - мотоцикл и фотодело. Живя сейчас в Питере, я понимаю, насколько важно ориентироваться в искусстве и желательно со школьной скамьи. Это решающим образом раздвигает твои личные горизонты и умение распознавать интересное в окружающем мире.

Так вот, Гомбрих как раз и заполнил тот пробел и дал внятную классификацию и понимание живописи, архитектуры, пропорций и стилей. Я стал ориентироваться в застройке городов и быстро "читать" их историю на её основе, во время путешествий и поездок. Я полюбил живопись и открыл затем для себя множество новых авторов. Собственно, я и сейчас могу его рекомендовать, как первичный ключ к познанию мира искусства.

9. Коррекция мировоззрения продолжалась и в 90-е, тяжко и сложно, под влиянием происшедшей катастрофы.
Крайне важная книга, которая меня научила не принимать легковесно всё на веру и качественно фильтровать содержание, отделяя эмоции от фактов - это "Архипелаг ГУЛАГ" А. Солженицына. Такие серенькие тома, в мягком переплёте, быстро приходившие в негодность:


Про эпопею его вторичного изучения я уже подробно рассказывал ранее. Это был нелёгкий для меня морально, но весьма увлекательный процесс. Книга была буквально исчёркана карандашом с пометками - сейчас я сильно жалею, что бросил те потрёпанные тома в гараже в Хабаровске. Ну да ладно.

Если же кратко, то этот эпический сборник (по сути - огромный сборник записей устных рассказов з/к, собранный и отобранный автором сильно после событий) позволил мне понять, насколько эффективно можно манипулировать чувствами и эмоциями читателей, если материал подан а) системно, б) последовательно, в) литературно грамотно и г) был тщательно отобран автором только в одну сторону.

Причём все 4 компонента - от а) до г) - равно важны для эффективного эмоционального воздействия. Вынь из конструкции один камень - воздействие будет на порядок ниже. Сколько было "лагерных" рассказов и повестей - но, как мы помним из истории, эффективно выстрелил только "Архипелаг".

Кроме того, весьма полезным для понимания его (А.И.С.) логики было также прочтение автобиографической повести "Бодался телёнок с дубом". С ней тоже стоит ознакомиться. Да и в целом, я вообще советовал бы не игнорировать высокомерно Солженицына, а ознакомиться с его главными произведениями. В сочетании с советской классикой это даст вам эффект "бинокля", то есть выпуклое, не плоское понимание тогдашней эпохи.

И вообще, изучайте противников и оппонентов, никогда не пренебрегайте их прочтением. Иначе это вам даст в итоге примитивное начётничество и системное невежество.

10. "Вишенкой на торте", которая чётко и внятно классифицировала для меня разнообразные приёмы воздействия на сознание, стала вот эта книга, впервые прочитанная мной на срезе Девяностых и Нулевых: С. Кара-Мурза, "Манипуляция сознанием".
Сейчас у меня вот это издание:

(просьба не путать с "Манипуляцией сознания-2", где С.Г. просто поставил имя в соавторстве - сие уже не аналитика, а умеренной примитивности публицистика, насыщенная эмоциями автора)

Надо сказать, что данная работа - настоящий шедевр для аналитика, причём насыщенная совершенно конкретными примерами не из отвлечённого давнего, а из недавнего "нашего" - Ускорение, Перестройка, Август-91, Октябрь-93, Девяностые в целом. Это очень сильно повышает её наглядность для любого современника, пережившего эти переломы. А мне так и вдвойне было интересно: как обладатель большой коллекции газет III Смуты, я просто брал свои коллекционные экземляры, вникал в написанное и сверялся с книгой. Наглядней некуда! Кроме того, там дано ёмкое определение значения символов в обществе и последствий их подмены и искажения для массового сознания. Многие "технари по складу ума" недооценивают этот вопрос - меж тем как он приобретает огромное, а иногда и решающее значение на переломных, кризисных этапах развития.

Думаю, это вообще вершина творчества С.Г. Кара-Мурзы в принципе - при том, что у него имеются работы разной глубины, и не всегда я с ними был согласен. Потом, на волне впечатления от этой книги, я увлёкся темой и почитал другие работы. Их оказалось довольно много. Однако они показались послабее, хотя о том же, и основаны на отвлечённых и более отдалённых от нас примерах.

Интересный опыт на эту тему был недавно, когда жж-шный персонаж Кац делал проект "Антипропаганда", посвящённый анализу новостей Российского ТВ в начале украинского кризиса. Я следил за тем, что у них получится. Проект в итоге позорно провалился и тихонько был задвинут авторами в небытиё - а почему? Потому что бодрая политизированная молодёжь, взявшись за столь тонкое дело, не обладала достаточным кругозором, хорошим знанием прецедентов и относилась к анализу механически, а не логически - как прилежный школьник зубрит таблицу умножения. Но механистический подход плюс пристрастие в оценках - это уже залог провала. В аналитике так нельзя, просто на одной бодрой энергии там не выедешь.

Эта книга позволила качественно фильтровать и разбирать по полочкам всё то, что пытаются вливать в наши души и мозги разнообразные информационные потоки, и тем самым завершила становление цельного мировоззрения.

* * *
Вот, как-то так.
Извиняюсь за многословие, но написал пост на одном дыхании.
Tags: архитектура, военная история, жж, живопись, идентичность, размышлизмы, русский язык, уход в историю
Subscribe
promo periskop.su july 3, 16:25 25
Buy for 250 tokens
Меня несколько раз в неделю спрашивают, как там дела с "Путеводителем Транссиба" и движется ли процесс (особенно после нашествия коронавируса, который спутал очень многие планы). В этой записи постараюсь описать, что и как движется и обрисовать настоящее положение. Если помните, об окончании…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →