Перископ из глубин Тихого океана (periskop.su) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop.su

Category:

Чехия. Часть 10. В гостях у Швейка, с пивом

Февраль – самое подходящее время для того, чтобы завершать долго тянущиеся дела. А то потом будет весна и не до старенького уже будет – новые впечатления вытеснят. Вот я так и не завершил до конца свою сагу об автопробеге, пару постов про Сталинград и Калач, архитектурный пост про Вологду. Нехорошо, раз обещал.

Надо, пока можно, «закрывать дырки». И начинаю я это делать со своей чешской поездки, некоторые мои френды помнят мои посты про неё. Вот они:
1. Air Айвазовский •• 2. Торжественное прибытие в Прагу •• 3. Вечерняя-вечерняя Прага •• 4. Пробежка на Пражский Град •• 5. На юг, в горы! •• 6. Маленький городок в горах •• 7. Вечерняя зимняя сказка •• 8. Будейовицкий анабасис •• 9. Евреи, Карлов Мост, в общем - дома танцуют

Однако, написав девять серий, я так и не удосужился тогда написать самый ударный пост той поездки – о том, как я трактиры бравого солдата Швейка искал, и как, наконец, нашел самый известный – бессмертный трактир «У Чаши» (это откуда его вместе с хозяином трактира Паливцом забрал в полицейское управление сыщик Брейтшнейдер).


Ну что ж - дописываю сейчас, а то 28 февраля уже год исполнится этому знаменательному событию. Ну и, про чешское пиво заодно почитаете :)
Словом, кому интересно – идёмте по улицам Праги за мной!



Швейк – один из самых моих любимых литературных персонажей (после героев Ильфа и Петрова), поэтому неудивительно, что во время своих пражских походов я был озабочен осмотром тех мест, где по книге Гашека Швейк жил и отдыхал – Мала Страна, Йозефов, Нусле, Винограды. Больше же всего я хотел посетить трактир «У Чаши», в котором происходили знаковые события бессмертного романа, а в реальности – где Гашек придумал этот замечательный образ и писал первые главы про Швейка.

Однако поверхностный поиск (для этого я даже стоял минут 15 у телефона на Масариковом вокзале и рылся в телефонной книге) ничего мне принёс. Интернетный поиск трактира также не дал мне ключа к разгадке, хотя пару швейковских адресков я таки раздобыл – один на Малой Стране, второй – в Йозефове. Локализация меня смущала, потому что по книге трактир должен был быть вроде не там, но тем не менее проверить адреса стоило – мало ли?

Первый швейковский адрес оказался не тем, чем надо, хотя вполне милым внутри. Я его нашел на Малой Стране, за Малостранской площадью на подъеме к Страговскому монастырю. Где-то тут недалеко жил фельдкурат Отто Кац, и вполне возможно, что Швейк мог пить пиво в нем со своими приятелями. Или даже мог зайти в него, когда толстый и тонкий вели его под стражей к фельдкурату.
Так что я там выпил утреннего ароматного чаю и потом ушел выше.


Второй адрес мне не понравился: слишком гламурно и глянцево. Точно не то! Это был Йозефов, почти центр, где еврейские синагоги, так что запах обычной туристской приманки шибал мне в нос, а я зело привередливый и строгий на эти вещи! Подлинность, соответствие образу люблю. Я осмотрел внутренности и сразу покинул его, не присев.


В общем, в первое пребывание ничего я толком не нашел.

* * *
Вечером, в последний (полный) день моей поездки, уже после Крумлова, мы компанией из трех человек решили знатно расслабиться чешским пивом. Бодо нас повел в «Пивоварски Дум», что на Нове Място.


Ресторан отличнейший – душевный, цены на уровне, закуска шикарная (особенно печенка в соусе меня сильно вставила!), нефильтрованное разливное, и вообще, гигантский ассортимент. Правда есть проблема – вечером всегда аншлаг, то есть без заказа места приходится ждать.


Мы подождали минут 15 и таки заняли грубый деревянный стол, где нам тотчас же принесли меню, и я, по глупости, сперва заказал экзотику (банановое пиво – Бодо потом долго смеялся), но потом взял и кружечку правильного. Я не пью пиво обычно, но чешское разливное пиво не пить – это просто преступление против любой личности!
Так что сидели душевно :)

На снимке – некий девайс типа большого тонкого цилиндра (забыл как называется), туда наливается пиво, если берете однородного не менее 4 литров, и вот открываешь крантик и льешь в кружчонку, пока все не выпъется. Интересное дела, доложу я вам :)


Однако за пивом зашел разговор и о Швейке, и тут Бодо начинает рассказывать, что Гашек сам жил недалеко и трактир, где он Швейка писал – тоже в этом районе.
Я чуть не подскочил на месте – «У Чаши», что ли???
Бодо мне: - Ну да, «У Чаши», конечно. По-чешски - «У Калиха».
Ёпть, ну да, конечно!!! Как я мог не сообразить! Нужно же было точный чешский эквивалент слова искать!
Увидя мой неподдельный интерес, шеф тоже заинтересовался идеей (ещё один поклонник Гашека), и мы прям сразу решили идти все туда.
Допили пиво, расплатились, и пошли.
Идти надо было минут 20 пешком, Бодо нас вел какие-то коротким путем, по темным захолустным улицам. Вскоре мы заприметили красноречивую вывеску:


Ага, верным путем идете, товарищи :)
Вот и сам легендарный трактир «У Чаши»!
Душа моя пела и танцевала от такой неожиданной удачи – тем более что мои предыдущие поиски закончились почти что ничем.


Заходим.
Швейк за столом нас встречает почти у входа.


Напротив него, справа, сидит и сыщик Бретшнейдер, под портретом трактирщика Паливца. Какой-то приколист поставил ему кружку с недопитым пивом – так он и сидит, бедняга :)


--
В трактире "У чаши" сидел только один посетитель. Это был агент тайной полиции Бретшнейдер. Трактирщик Паливец мыл посуду, и Бретшнейдер тщетно пытался завязать с ним серьезный разговор.
Паливец слыл большим грубияном. Каждое второе слово у него было "задница" или "дерьмо". Но он был весьма начитан и каждому советовал прочесть, что о последнем предмете написал Виктор Гюго, рассказывая о том, как ответила англичанам старая наполеоновская гвардия в битве при Ватерлоо.
- Хорошее лето стоит, - завязывал Бретшнейдер серьезный разговор.
- А всему этому цена - дерьмо! - ответил Паливец, убирая посуду в шкаф.
--


А вот и общий план. Ну, а мы входим в главный зал трактира. Все стены увешаны иллюстрациями к роману, правильные – от Йозефа Лады, что особенно греет душу. Тут все есть – и кадет Биглер, и поручик Лукаш, и сапер Водичка, и фельдкурат Отто Кац, который мне особенно мил, и вольноопределяющийся Марек, и так далее. Хоть пиши роман дальше :)


Вход в женский туалет. Над ним, конечно же, висит несчастная пани Мюллерова :)


--
- Ну и наделали нам в Сараеве делов! - со слабой надеждой промолвил Бретшнейдер.
- В каком "Сараеве"? - спросил Паливец. - В нусельском трактире, что ли? Там драки каждый день. Известное дело - Нусле!
- В боснийском Сараеве, уважаемый пан трактирщик. Там застрелили эрцгерцога Фердинанда. Что вы на это скажете?
- Я в такие дела не лезу. Ну их всех в задницу с такими делами! -- вежливо ответил пан Паливец, закуривая трубку. - Нынче вмешиваться в такие дела -- того и гляди сломаешь себе шею. Я трактирщик. Ко мне приходят, требуют пива, я наливаю. А какое-то Сараево, политика или там покойный эрцгерцог -- нас
это не касается. Не про нас это писано. Это Панкрацем пахнет.
Бретшнейдер умолк и разочарованно оглядел пустой трактир.
- А когда-то здесь висел портрет государя императора, - помолчав, опять заговорил он. - Как раз на том месте, где теперь зеркало.
- Вы справедливо изволили заметить, - ответил пан Паливец, - висел когда-то. Да только гадили на него мухи, так я убрал его на чердак. Знаете, еще позволит себе кто-нибудь на этот счет замечание, и посыплются неприятности. На кой черт мне это надо?
--


А это тот шкаф, куда трактирщик Паливец убирал посуду (Австро-Венгрия, конец XIX века).


Стены расписаны отрывками из глав романа – по-чешски, конечно.


--
Тайный агент Бретшнейдер окончательно умолк, и его нахмуренное лицо повеселело только с приходом Швейка, который, войдя в трактир, заказал себе черного пива, заметив при этом:
- В Вене сегодня тоже траур.
Глаза Бретшнейдера загорелись надеждой, и он быстро проговорил:
- В Конопиште вывешено десять черных флагов.
- Нет, их должно быть двенадцать,-- сказал Швейк, отпив из кружки.
- Почему вы думаете, что двенадцать? – спросил Бретшнейдер..
- Для ровного счета - дюжина. Так считать легче, да на дюжину и дешевле выходит, - ответил Швейк.
Воцарилась тишина, которую нарушил сам Швейк, вздохнув:
- Так, значит, приказал долго жить, царство ему небесное!
--


Музыка тут оказалась просто потрясная – ходит между столиками дуэт трубача с аккордеонистом и играет австро-венгерские военные марши, а также веселые песенки начала века. После того, как мы заказали пива (оно тут было дороже, чем в «Пивоварском Думе», раза в полтора – но это ничего, ведь мы были в таком месте!), пошел такой реально мощный драйв, что мы после второй кружки стали подпевать им.


Пиво брали неоднократно – не припомню даже, когда я в последний раз выпивал такое количество. Может, и никогда до этого.


--
- Все это сербы наделали, в Сараеве-то,-- старался направить разговор Бретшнейдер.
- Ошибаетесь, - ответил Швейк. - Это все турки натворили. Из-за Боснии и Герцеговины.
И Швейк изложил свой взгляд на внешнюю политику Австрии на Балканах: турки проиграли в тысяча девятьсот двенадцатом году войну с Сербией, Болгарией и Грецией; они хотели, чтобы Австрия им помогала, а когда этот номер у них не прошел – застрелили Фердинанда.
- Ты турок любишь? -- обратился Швейк к трактирщику Паливцу. - Этих нехристей? Ведь нет?
- Посетитель как посетитель,-- сказал Паливец, хоть бы и турок. Нам, трактирщикам, до политики никакого дела нет. Заплати за пиво, сиди себе в трактире и болтай что в голову взбредет - вот мое правило. Кто бы ни прикончил нашего Фердинанда, серб или турок, католик или магометанин, анархист или младочех, - мне все равно.
- Хорошо, уважаемый, - промолвил Бретшнейдер, опять начиная терять надежду, что кто-нибудь из двух попадется. – Но сознайтесь, что это большая потеря для Австрии.
Вместо трактирщика ответил Швейк:
- Конечно, потеря, спору нет. Ужасная потеря. Фердинанда не заменишь каким-нибудь болваном. Но он должен был быть потолще.
- Что вы хотите этим сказать? - оживился Бретшнейдер.
--


После третьей кружки крышу стало ощутимо сносить, и я торжественно купил себе швейковскую шапку австро-венгерского покроя (кстати, и сейчас ношу её иногда, с удовольствием – удобная и мягкая). Жаль, что Viribus Unitis был картонный, а не металлический, да ладно. Затем пошел под портрет государя императора, на который гадили мухи, и запечатлелся на память :)


--
В момент своего пророчества Швейк был прекрасен. Его добродушное лицо вдохновенно сияло, как полная луна. Все у него выходило просто и ясно.
- Может статься,-- продолжал он рисовать будущее Австрии, - что на нас в случае войны с Турцией нападут немцы. Ведь немцы с турками заодно. Это такие мерзавцы, других таких в мире не сыщешь. Но мы можем заключить союз с Францией, которая с семьдесят первого года точит зубы на Германию, и все пойдет как по маслу. Война будет, больше я вам не скажу ничего.
Бретшнейдер встал и торжественно произнес:
- Больше вам говорить и не надо. Пройдемте со мною на пару слов в коридор.
Швейк вышел за агентом тайной полиции в коридор, где его ждал небольшой сюрприз: собутыльник показал ему орла и заявил, что Швейк арестован и он немедленно отведет его в полицию.
Швейк пытался объяснить, что тут, по-видимому, вышла ошибка, так как он совершенно невинен и не обмолвился ни единым словом, которое могло бы кого-нибудь оскорбить.
Но Бретшнейдер на это заявил, что Швейк совершил несколько преступлений, среди которых имела место и государственная измена.
Потом оба вернулись в трактир, и Швейк сказал Паливцу:
- Я пил пять кружек пива и съел пару сосисок с рогаликом. Дайте мне еще рюмочку сливянки. И мне уже пора идти, так как я арестован.
--


* * *
Ну а тем, кто захочет посетить это культовое место, даю наводку:


(в посте использованы отрывки из бессмертного романа Гашека)

Спасибо за внимание :)
Tags: Прага, Чехия, алкоголизьм и абжорство
Subscribe
promo periskop.su апрель 5, 2018 11:03 62
Buy for 250 tokens
Постоянные читатели блога обратили недавно внимание на то, что здесь стали редко появляться большие фотопосты с рассказами. Это совершенно так - потому что я с начала года вовлечен в сложный, но интересный проект. А именно, создаю путеводитель по Транссибу, книжного формата. Это тесно увязано и с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →