Перископ из глубин Тихого океана (periskop.su) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop.su

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Как одно поколение оплатило безопасность и благополучие трёх последующих

В недавнем посте "Китайцы на Ярославском вокзале" (1967) одним из комментаторов была высказана мысль "...В то время у них ничего не было, кроме цитатников Мао, которыми они размахивают на фото".

Тут очень интересная ситуация получается: если говорить о китайцах в личном измерении, то действительно они тогда были нищие и очень стеснены, в потребительском смысле. Зато если говорить о тогдашнем Китае в целом, то он в период "культурной революции" находился в крайне парадоксальном положении:
- с одной стороны, в стране наступил хаос и паралич транспорта между крупными городами; промышленность и сельское хозяйство сократили производство; шли настоящие бои между отрядами "революционной молодёжи" (хунвэйбинов, цзаофаней) и частями НОАК - например, в Шанхае или в Ухани, с тысячами жертв;
- с другой стороны, именно в этот смутный и хаотический период Красный Китай решающим образом продвинул свою ядерную программу и взорвал первую водородную бомбу, причём атомные испытания и работа предприятий ядерного цикла не прерывалась и шла по чёткому плану.


Этот удивительный феномен сочетания абсолютно двух разных реальностей в Поднебесной удивляет меня до сих пор.
В СССР атомный проект шёл в послевоенное время. Оно было, конечно, трудное - однако Союз в это время был внутренне консолидирован и вышел из страшной войны с победой, поэтому мог использовать и ресурсы территорий, оказавшихся под его контролем. В Китае же атомный проект продвигался во время хаоса и смуты.

И его результатами (в виде наличия ракетно-ядерного щита) китайцы пользуются и посейчас: как известно, наличие ядерного оружия позволяет стране пользоваться гораздо большей свободой действий во внутренних и внешних делах, чем без него. И соблазн нападения или серьёзного давления на такую страну резко снижается - ввиду неопределённости результата. Получается, что поколение китайцев "культурной революции" своим трудом и страданиями оплатили движение Китая к благополучию, безопасности и возможному статусу экономической свердержавы. То есть, то поколение заложило фундамент безопасного развития трёх последующих поколений, которые этим успешно пользуются, уже в других условиях.


В прошлом месяце исполнилось ровно полвека с того дня, когда Китай стал ядерной державой.
Первую китайскую атомную бомбу взорвали 16 октября 1964 года. Всего через полтора года КНР втянулась в "культурную революцию", но атомный проект - тем не менее - шёл на всех парах (!). По этому поводу на "Русской планете" вышла толковая статья - "Бомба Председателя Мао" от А. Волынца.

Давайте посмотрим хронологию оттуда поподробней (выборочно; целую статью следует читать по ссылке).


Первая китайская атомная бомба (макет)

Уже в первой половине 1950 года, всего через несколько месяцев после окончания гражданской войны, в составе Академии наук КНР появился Институт современной физики, заместителем директора которого был назначен Саньцянь, тесно сотрудничавший с руководителем китайской разведки, «китайским Берией» Кан Шэном.

В следующем 1953 году в Китае был образован специальный Комитет по атомной энергетике. В начале 1956 года лидеры китайских коммунистов приняли решение, в соответствии с которым двумя ключевыми задачами для обороны Китая стали исследования в области ракетостроения и атомной энергии. Приоритетными стали разработка и производство стратегических ракет, строительство заводов по производству атомного сырья и разработка ядерной бомбы.

В том же 1956 году было принято решение об организации Комитета по авиационной промышленности, которому и поручили разработку ракетной техники. Инициатором создания этого комитета стал будущий «отец китайской космонавтики» Цянь Сюэсэнь. Совсем недавно он был полковником ВВС США и одним из первых разработчиков американских реактивных двигателей.


[...]

Переманивание зарубежных китайцев:

Руководство коммунистического Китая сразу после прихода к власти приложило значительные усилия для возвращения множества китайских ученых из-за границы. Так, математик Хуа Логэн, который обучался в Кэмбридже, затем преподавал в университете Иллинойса в США, в феврале 1950 года вернулся в КНР и возглавил Институт математики Академии наук Китая.

В сентябре того же 1950 года на родину вернулся физик Чжао Чжуняо, который раньше учился в Англии и Германии и с 1934 года работал в Технологическом институте в Калифорнии. Позднее он специализировался на изучении гамма-лучей. Оказался в Китае и Ван Ганьпан, окончивший Берлинский университет, в 1943 году уехавший в США, где он работал над изучением атомных проблем в Калифорнийском университете.

1950 год, первый год существования Китайской Народной Республики, стал необыкновенно счастливым для китайской науки, обернувшись массовым возвращением на родину ученых-эмигрантов, решивших строить «новый Китай». В сентябре того года, через десять дней после защиты в США докторской диссертации в Китай вернулся 26-летний физик Дэн Цзясянь, в то время самый юный доктор наук в мире. Через 14 лет, в октябре 1964 года, именно он утвердит проект первого испытания китайской атомной бомбы, а еще через два с половиной года станет и отцом водородной бомбы Китая.

Возвращение китайских научных кадров на родину происходило и в последующие годы. Например, в 1955 году в реализацию китайской ядерной программы включилось четыре десятка ученых, только что приехавших из США и Канады.

По оценкам советских спецслужб, в первые годы после создания КНР общее число китайских ученых, возвратившихся на родину из Европы и США, составило порядка пяти тысяч человек. По сведениям советских закрытых исследований Минобороны СССР, ни один из вернувшихся с Запада специалистов из тех, кто работал в сфере ракетостроения и атомных исследований, не подвергся гонениям и репрессиям даже в период культурной революции.


Закладка собственной промышленной базы и советский вклад в построении китайского ВПК:

Военно-промышленный комплекс КНР создавался при активном участии и помощи СССР. Однако Сталин был откровенно сдержан и осторожен в оказании военной помощи Китаю, современное оружие и военное оборудование поставлялось Мао не бесплатно, а в обмен на золото, валюту или дефицитное стратегическое сырье (типа вольфрама и урановой руды, которые добывались в Китае). Сталинский СССР оказал Китаю помощь в создании промышленного производства современного стрелкового, артиллерийского и танкового вооружения. Но технологии самых современных образцов вооружения при осторожном и мнительном Сталине оставались засекреченными и для китайских товарищей.

После смерти Сталина Никита Хрущев, стремясь укрепить свою власть внутри СССР, начал щедро задабривать своего китайского союзника. Помимо масштабной экономической помощи, в КНР из Советского Союза пошел поток самых новых военных технологий.

До конца 1950-х годов при содействии СССР в Китае было построено более 160 новейших предприятий военной промышленности. До 1963 года с советской помощью были дополнительно построены и пущены в эксплуатацию еще более 70 крупных военных заводов КНР.

Огромное значение для КНР имела помощь СССР в подготовке кадров квалифицированных рабочих, инженеров и ученых. В 1949 году в Китае насчитывалось всего 40 небольших научно-исследовательских учреждений и чуть более 650 научных сотрудников. За 13 лет тесного сотрудничества с СССР эти цифры выросли на несколько порядков — к 1963 году в КНР насчитывалось уже 1300 различных НИИ, в которых трудились 94 тысячи сотрудников.


[...]

Впервые китайские товарищи попытались получить доступ к советским атомным технологиям еще при жизни Сталина. В феврале 1953 года делегация китайских ученых во главе с главным физиком-ядерщиком Цянь Саньцянем посетила СССР. Политбюро в Кремле специально рассматривало вопрос о допуске Саньцяня в атомные лаборатории и приняло решение ознакомить китайцев «лишь с некоторыми научными работами общего характера без малейшего введения в курс проблем, входящих в тематику Первого главного управления», занимавшегося работами по атомному оружию.

И только осенью 1954 года, во время первого визита в Китай, Хрущев стремясь упрочить советское внутриполитическое положение тесным и демонстративным союзом с Мао Цзэдуном, согласился помочь Китаю в разработке атомного оружия и подготовке специалистов-атомщиков. Для Цзэдуна это стало тогда незаметной, но важнейшей дипломатической победой.

Разработкой ракетно-ядерного вооружения в КНР руководил научно-технический комитет НОАК, Народно-освободительной армии Китая. Ему подчинялись различные институты системы Академии наук Китая и Академия военных наук. Руководил всей ядерной программой Китая маршал Нэ Жунчжэнь. Свое первое военное образование этот китайский полководец получил в Москве, когда в 1924–1925 годах обучался в одной из школ Коминтерна. А в 1949 году, в разгар гражданской войны, именно он захватил для Мао город Пекин. Теперь заслуженный маршал руководил уже научным сражением.


* * *
Не Жунчжэнь, кстати, очень интересная и весьма малоизвестная у нас фигура.
Это один из "десяти красных маршалов Китая" (больше маршалов в КНР не было), которые сейчас стали апокрифическими фигурами. Он прожил дольше всех - умер только в 1992-м, уже после распада СССР.
Вот он, стоит слева, обведён эллипсом:

Как видите, он не был особенно близок к Мао, в политическом смысле.
Первым маршалом считался Чжу Дэ - он стоит рядом с Председателем.
Самый "политический" маршал стоит справа. Это Линь Бяо, попытавшийся в 1971 г. улететь в СССР и разбившийся в Монголии.
А Не стоит довольно далеко, в группе других маршалов.
Тем не менее, нужный результат для Красного Китая он выдал и тем самым вошёл в историю.

Посмотрим дальше, как китайцы строили свой ядерный щит.

1958. Встреча Хрущёва в Пекине

[...] Летом 1958 года при активном содействии СССР в Китае был построен первый экспериментальный ядерный реактор. В этот момент в Кремле незадачливые наследники Сталина наконец-то осознали, что Китай с собственной ядерной бомбой превратится из младшего партнера в очень сложного союзника.

И в августе 1958 года Хрущев прилетел в Пекин и попытался уговорить Мао Цзэдуна в том, что КНР собственное ядерное оружие не нужно. «А зачем оно вам, когда мы его имеем и готовы защитить Китай, как самих себя, в соответствии с условиями Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР?» — зафиксировал протокол слова Хрущева, обращенные к Мао. Глава китайских коммунистов был формально очень вежлив в своем ответе: «Благодарим, но Китай — великая и суверенная страна, и нам самим нужно обладать ядерными средствами, чтобы защитить себя в случае войны. Если вы не склонны поделиться с нами этим оружием, то помогите Китаю технологией создания ядерной бомбы».

Хрущев пытался разубедить своего собеседника, объясняя, что производство атомной бомбы — дело чрезвычайно, даже фантастически дорогостоящее. На это Мао Цзэдун философски ответил: «Ну что ж, справимся и своими силами».



1958. Хрущёв и Мао на переговорах

Мао уже знал, о чем говорил: 28 сентября 1958 года начал работу построенный при участии советских специалистов первый ядерный реактор Китая, первый циклотрон на 25 миллионов электронвольт и ускорители более десяти различных типов. Работы над китайской атомной бомбой перешли от теории к практике.

Хрущев, несмотря на подписанное соглашение, отказался передать китайцам технологии бомбы. Советско-китайский раскол углублялся. Чжоу Эньлай, второй человек в компартии Поднебесной, по поводу отказа Хрущева в июле 1959 года высказался на заседании китайского правительства следующим образом: «Пусть себе болтает, мы сами возьмемся за дело и, начав с азов, за восемь лет создадим атомную бомбу». Впрочем, Китай тогда уже продвинулся куда дальше «азов», и бомба появится на три года раньше указанного срока.

Однако когда в 1960 году Хрущев отозвал из Китая всех работавших там советских специалистов, это вызвало явное замешательство в Пекине. В июле 1961 года было даже созвано особое совещание руководителей военной промышленности Китая, на котором по поручения Мао Цзэдуна вполне серьезно обсуждался вопрос о том, следует ли и далее заниматься разработкой атомной бомбы и ракетоносителей, либо прекратить эти работы из-за их чрезвычайно высокой стоимости и сложного экономического положения страны. Но несмотря на серьезные экономические и технические трудности, а главное, несмотря на чрезвычайные расходы, работы над атомной бомбой и ракетным оружием решено было продолжить.

И уже в августе 1962 года маршал Жунчжэнь назвал высшему руководству Китая приблизительное время испытаний атомной бомбы — не позднее 1965 года. ЦК КПК, одобряя деятельность Жунчжэня, подчеркнул, что основным направлением исследований в области ядерного оружия должны стать ракетные боеголовки, а не авиационные бомбы.

В течение 1963 года китайские специалисты-ядерщики осуществили более тысячи различных предварительных и подготовительных испытаний. Первый успешный ядерный взрыв произошел 16 октября 1964 года на полигоне возле высохшего соленого озера Лобнор в пустыне Синьцзяна. Мощность бомбы составила 20 килотонн — первая атомная бомба Китая была равна той, что в августе 1945 года уничтожила Хиросиму.


* * *
А теперь - самое главное в этой истории.
В стране с весны 1966-го начался хаос: льётся кровь, паралич транспорта, стало всемирно известно новое слово - хунвейбин, мир в недоумении.
Но ядерная программа, тем не менее, движется с удивительной скоростью!


Смотрим:

9 мая 1966 года с помощью бомбардировщика Ту-16 было проведено третье ядерное испытание. В ядерном устройстве мощностью около 100 килотонн, кроме урана-235, уже содержался литий-6, что свидетельствовало о готовности Китая к испытанию термоядерного заряда.

27 октября 1966 года состоялся первый успешный пуск китайской ракеты с реальной ядерной боеголовкой - доставленная ракетой боеголовка взорвалась на полигоне в пустыне Такла-Макан.

Следующий 1967 год ознаменовался целыми двумя вехами в ракетно-ядерной программе Китая - 17 июня был осуществлен подрыв первого термоядерного (водородного) устройства, а в октябре впервые были проведены испытания китайской баллистической ракеты.

Через три года после испытания первой баллистической ракеты, 24 апреля 1970 года запущен первый китайский космический спутник. Ракетные войска в Китае получили официальное наименование — Вторая артиллерия. В том же году в КНР начала работу первая промышленная атомная электростанция.


Вот что может сделать предельно мобилизованное общество, "у которого ничего нет", для своей самозащиты. Грамотно используя все подвернувшиеся возможности - от копирования технологий "старшего брата" до переманивания этнических китайцев со всего мира и тонкой игры на противоречиях великих держав - США и СССР. Причём китайцы-хуацяо были вполне мотивированы не только деньгами, но и идеей - и переезжали из вполне благополучных стран, дабы поучаствовать в строительстве Великого Китая, как они его понимали (сравните разницу с учёными российского происхождения, кстати).

Сейчас китайцы с благодарностью вспоминают своих пионеров-ядерщиков и организаторов атомной программы.
Ведь они заложили фундамент нынешнего благополучного и безопасного существования страны.
Без такого фундамента Китай вполне бы могли приложить "лицом к земле" уже несколько раз, даже и во время Тяньаньмэнь-89.


Такая вот поучительная история.
Tags: Китай, Советский Союз, анализ, военная история, размышлизмы, уход в историю
Subscribe

promo periskop.su july 3, 2020 16:25 31
Buy for 250 tokens
Меня несколько раз в неделю спрашивают, как там дела с "Путеводителем Транссиба" и движется ли процесс (особенно после нашествия коронавируса, который спутал очень многие планы). В этой записи постараюсь описать, что и как движется и обрисовать настоящее положение. Если помните, об окончании…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →