Перископ из глубин Тихого океана (periskop.su) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop.su

  • Music:

Чехия. Часть 1. Air Айвазовский.


Итак, я начинаю свой рассказ.
***
В последнее время у меня появилась нехорошая привычка: собираться в путь за полтора часа до отлёта или отъезда (это не касается только велопоходов, к которым я готовлюсь весьма тщательно). Чешская поездка не была исключением, и к тому же ей предшествовал бешеный день 22 февраля, в котором было собрано всё – и корпоративное празднество, и куча дел, требовавших срочного решения непременно до отлета, и две вечерних встречи. Вечером собираться уже ну не было никаких сил.
Поэтому утром 23-го я быстро покидал вещи в свою спортивную сумку («...и до каких же пор я буду ездить со спортивной сумкой? Пора бы что-то посолидней купить»), проверил документы, кредитку, сложил подарки пражскому другу, у которого буду останавливаться, и помчался в аэропорт.
Доехал до метро Московская, и только там, когда вылез на поверхность, ощутил, что вообще-то весьма голоден :) Поскольку со временем было туго, то решение созрело мгновенно: забежал в МакДональдс, хотя обычно я его игнорирую; взял там большой бутерброд (не помню название) и порцию кока-колы («мне с собой»), все это засунул внутрь сумки и уже поспокойней поехал в Пулково-2.
Прибыв туда, нужно было проходить все круги антитеррористического ада: проверка при входе в аэропорт с обыском металлоискателем и снятием верхней одежды, потом паспортный контроль, потом просвечивание при входе в зону регистрации, потом регистрация, потом таможенный контроль (ну там проще – «зеленый коридор»), и как кульминация всего – выдача посадочных талонов перед входом в терминал с повторным раздеванием, разуванием, отчетом о содержании сумки и снятием ремней :)
Больше всего меня всегда забавляет наш российский паспортный контроль. Это целый мини-аттракцион: сидит за стеклом строгая тётка в зеленом, зыркает внезапно на тебя рыбьими глазами, вот так: стрель-стрель, затем в паспорт, потом опять – стрель-стрель, в глаза.
- Цель поездки?
- Деловая.
- Какая?
- Участие в конференции.
- (ледяным голосом) Проходите…



***
Так вот, после паспортного контроля, уже в зоне Duty Free, я решил перекусить чем Бог послал и полез в сумку. И… о ужас! Я совсем забыл, что Макдональдсовый стакан колы, что дается «с собой», он с дырочкой для соломинки. И, конечно же, эта противная сладкая вода, она не преминула в сумке скособочиться и предательски просочиться капельками вниз. Проклятый фаст-фуд! И зачем я на него купился!
Ну, что поделать… надо было идти и ликвидировать последствия. Это хорошо, что у меня есть стойкая привычка путешественника обертывать все в пакеты внутри сумок-рюкзаков. И, тем не менее, все то, что было мной брошено внутрь в самый последний момент, подверглось разрушению. Колой был залит мой галстук («а как же я буду на конференции ходить?»), белая футболка для отеля, немного – рюкзак для хождений по Праге, но самое обидное – семь больших шикарных фотографий видов Транссиба, распечатанных мной для Бодо (моего пражского друга) на дорогой фотобумаге, любовно откадрированные и обработанные на работе, тоже уголком были залиты (хорошо, хоть до документов вода не добралась…).
Вот это меня окончательно выбило из колеи. Чуть не плача от досады, я разложил все на скамейке и стал последовательно вытаскивать и вытирать все пакеты. Вытер всё, сложил, сел и стал в расстройстве поедать этот огромный бутеброд от Макдональдса, запивая его остатками колы на донышке (остальное ушло в сумку). Вот это началась поездочка, ничего не скажешь!
***
Сижу, доедаю… Рядом (спиной ко мне) сели две молодых женщины и я стал невольным безмолвным участником их разговора. А он оказался очень занимательным. Первая ехала по сайту знакомств в Швейцарию, знакомиться со своим будущим женихом, и жутко волновалась; а вторая, видимо уже опытная, учила её, как себя вести и как, в случае чего, свалить обратно в Питер.
- Ты туда первый раз?
- Да, первый. Ой, очень боюсь! Как там он меня встретит?
- Да ты не бойся, они в основном спокойные. А у тебя какие языки?
- Английский и немного французский…
- Ну нормально. А ты где работаешь?
- Во Владимирском Пассаже.
- И сколько тебе сейчас?
- 34.
- Да??? А как хорошо выглядишь, я считала, что тебе 25-26! Ну, ты молодец! А мне 32 сейчас. Хорошо нашла! А ему сколько? А выгляди как?
- Да вроде сносно, по фотке-то... 52 ему. А ты уже давно там?
- 4 года уже.
- И как, не скучно?
- Не, хорошо! Мне нравится. Отдыхать там хорошо, и мы все время по-разному отдыхаем. А ты давно с ним познакомилась?
- Да нет, в январе, и вот уже еду, ему фото понравилось.
- А что у него?
- Завод, говорит.
- А какой?
- Аэрокосмический.
- Че, правда??
- Ну он так мне пишет...
(я немного отвлекся этим разговором от тяжких мыслей и на этой фразе чуть не подавился от смеха. Не выдержал, встал, посмотрел издали на них обоих и пошёл смотреть часовой киоск. А они ещё сидели, разговаривали)
***
А тут уже обьявили и посадку. Я уныло побрел к терминалу, безучастно прошёл все эти обыски с разуваниями и пошёл по гармошке в свой самолёт Чешских Авиалиний.
И первое впечатление было сугубо положительным: на борту меня приветствовал лопоухий стюард с большими ушами, со стрижкой «квадратный аэродром» и глуповатой улыбочкой во весь рот. Ну прямо почти молодой Швейк! Я немного повеселел («какие чехи панки... однако») и зашел в салон. Хорошо. Чисто, красиво. Самолёт новенький (это был Airbus A-320). Особенно меня порадовали кожаные кресла в трэвел-классе. Ну, молодцы! Сел на свое место, у окошка, минут через 20 посадили всех и стали заводиться.
А надо сказать, что я панически боюсь летать, с тех пор, как в 91-м году попал в лётное происшествие на ИЛ-62 на рейсе Петропавловск-Камчатский – Москва. И каждый полёт для меня – сильное испытание нервов. Полгода назад летел на Крит ТУ-154-м, 5 часов в один конец, так чуть со страху не умирал. И была у меня давняя суеверная традиция: после взлёта и до посадки не снимать. Ничего.
Но тут мне сразу все понравилось. И когда лайнер завёл турбины, я сразу про себя отметил, ого – как тихо в салоне! Ладно, думаю, поснимаю в этот раз, нарушу традицию, авось не разобьёмся. Опять же, кожаные кресла. Европа.
За окошком – пасмурно, сине, снежно, холодно. Ну, Питер, конец зимы.
Выруливаем на старт. Долго куда-то едем, минут 10. Наконец – взлетная полоса. Успеваю сделать снимок до разворота.

И вот, лайнер напрягся, вой турбин усилился – на старт, внимание... Пошёл! И сразу резко вверх! Разворот в воздухе. Подо мной – Юго-Запад. Вот Автово, а вон Стачек и Жукова. Потом нитка Петергофского шоссе, Лигово, Сосновая Поляна. Все как на ладони – и я только успеваю снимать и снимать!
Идём еще выше вверх. Показывается Финский Залив, затем появляется остров посреди него. Там Кронштадт. А под нами уже Ломоносов. Пасмурно... тяжкие свинцовые облака... света мало. Да... мрачновато сейчас у нас!

Наконец лайнер пробивает тяжкую и вязкую облачную хмарь и взмывает выше.

Все равно мрачно. Уже вечереет, к тому же. Мчимся над темно-сахарными обводами туч, постепенно оставляя их ниже и ниже. На горизонте - тоненькая оранжево-красная полоска, которая все усиливается и усиливается.
А над креслами, как по мановению волшебной палочки, вдруг разом вылезли и развернулись тоненькие ЖК-экранчики. Забавно придумали! А то я раньше только обычные экранчики видел. И погнали по ним тупенькие гэги – например, пекут блины на экране, подходят люди, и эти блины всем покупателям кидают на голову, в разных вариациях. Минут 5. Но странное дело - покупатели, облепленные горячим блином, только смеются этой «невинной» шутке, снимая его с головы.

Тут и по трансляции начали что-то бормотать по-чешски, а потом по-английски («а как же по-русски? Ведь с Питера же летим?»). Вроде типа собираются напитки подать, а потом и обед. Ладно, давайте! Смотрю, тот самый лопоухий швейкообразный стюард и две стюардесски везут тележки. Подьезжают ко мне.
- What do you prefer, mister?
- Dry wine, please
Выпил винца и окончательно повеселел. Не, все нормально! А тут и облака стали уже далеко внизу, и солнышка прибавилось.

Снова разворот, и… и солнышко яркое ка-а-а-ак брызнет из-под крыла мне прямо в глаза! Мы сейчас над Ригой. Эх... Красотищща!

И представилось мне вдруг, что я - в любимом Русском музее, в зале Айвазовского, и мне просто постепенно показывают разные картины, да и еще свободно их снимать разрешают :)
И правда, в нашем самолете мне бы уже давно за такую наглую сьёмку замечание сделали. А чехам пофиг – ну, снимает человек, и пусть. Если это ему в кайф.
И снова разворот, теперь уже по моей стороне. Окошком повернулись к земле.

Ой… картина просто феерическая! Смотрю и любуюсь! Что-то такое... инопланетное... предзакатные мелкие облака светло-коричневые, шоколадные, а над ними – еще немного белых сливочек разлито.
Вот несут уже и обед. Вкусные запахи! Дают порцайку и мне.
Открываю запечатанный пакет – там мясо с подливкой и три картошинки. Хлеба почему-то нет в комплекте. Начинаю их есть – что-то картошка совсем не такая по вкусу. Вдруг меня осеняет: так это же кнедлики, наверное! Ясно, почему нет хлеба!
А внизу, а внизу картины все меняются и меняются, одна другой красивей! Вот мы уже над Литвой.
(ну именно эту картинку вы уже видели)
Над Литвой
Ого! А внизу знакомые по карте очертания… Треугольник слияния рек... крупный город... с юга стрелой – железная дорога. Каунас! Это Каунас под нами, да как на ладони!
Постепенно все-таки закат завершается, а мы уже - над Польшей. Пока то да сё, и уже больше полпути пролетели. Облаков все меньше и меньше, а те редкие, что есть, смотрятся темно-оранжевыми пятнами.

Наконец, загорается табло о снижении. Скоро Прага.
Мы снижаемся, и Air Айвазовский за окном продолжается.
И опять новое – облака теперь нежно-сахарно-сливочные, такие аккуратненькие, до самого горизонта - солнышко зашло, но еще светло.

Ещё ниже. Самолет сильно потряхивает, я судорожно вжимаюсь в кресло, и начинаю напряженно думать – «ну вот, началось... раз нарушил традицию нефотографирования в полете, и сейчас мы точно разобьемся. Это конец»
Граница облачности все ближе и ближе, разводы облаков все детальней и крупней, а света все меньше – и все вокруг на глазах мрачнеет. За три минуты наступает вечер.

Но несмотря на мрачные мысли, все равно снимаю, и перед входом в облака включаю режим клипа в TV-качестве. На память!
К слову, клип под названием «Снижение над облаками и вход самолета в облачную зону с погружением в молоко» получился шикарно-зрелищный, но большой – 38 мегабайт. А так бы выложил тоже на обозрение.
Тем не менее все проходит успешно, мы разворачиваемся - внизу море огней. Заходим по глиссаде: полоса, торможение, реверс.
***


Сели. Аплодисменты пассажиров.
Ну и я поснимал в полете, впервые в жизни так.
Хорошо.

Здравствуй, Прага!

Продолженье следует...
Tags: Чехия, авиа
Subscribe
promo periskop.su april 5, 2018 11:03 62
Buy for 250 tokens
Постоянные читатели блога обратили недавно внимание на то, что здесь стали редко появляться большие фотопосты с рассказами. Это совершенно так - потому что я с начала года вовлечен в сложный, но интересный проект. А именно, создаю путеводитель по Транссибу, книжного формата. Это тесно увязано и с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →