Перископ из глубин Тихого океана (periskop.su) wrote,
Перископ из глубин Тихого океана
periskop.su

Categories:

Приземление на Камчатке

«Снежный пост» про Камчатку вызвал огромное количество откликов, более 250, причем не только от камчадалов, но и от норильчан, магаданцев, вообще «северян».
Но тема не закрыта: на этот раз хочу вам поведать про эмоции, которые испытываешь, когда прилетаешь (возвращаешься) в Петропавловск на самолете. Конечно же, с реальными «самолетными» кадрами (спасибо камрадам alexcha и foxas). К сожалению, некоторых нужных кадров я не смог найти (о них буду упоминать особо – вдруг у кого отыщется?).

Итак, друзиа, летим в Петропавловск-Камчатский из Москвы (обычно это случалось из Домодедово, SU724 из Шереметьево появился гораздо позже).

Вид на Корякский вулкан при посадке. Елизово.



Лететь на Камчатку – долго, обычно 9 часов или чуть дольше.
С 1981 года стало возможно летать туда без единой посадки – когда Елизовский аэропорт стал принимать Ил-62. Сейчас, конечно, туда летают и Боинги, и аэробусы Ил-96, но начались сверхдальние камчатские рейсы все-таки с «шестьдесят второго».
Вот, например, с такого.

(с) www.il-62.ru

И я летал из Москвы на Камчатку только им – другими не пришлось.
Вот Хабаровск – Москва – и «девяносто шестым», было дело, и «шестьдесят вторым». А уж по трассе Хабаровск – Петропавловск-Камчатский я налетался до одури! И Ил-18-м (два раза в детстве), и Ту-154-м, и даже Ил-62 туда иной раз гоняли.
Вот старый Хабаровский аэропорт, еще «стеклянный ящик» (ох, сколько дней жизни пришлось в нём покуковать, дожидаясь «открытия Камчатки»!), и тоже хвост от Ил-62 виден.

(с) www.il-62.ru

Ил-62 отличается от Ту-154 более плавным снижением, перемены эшелона в нем почти не чувствуешь, в отличие от «сто пятьдесят четвертого», который заметно «проваливается» при каждой смене эшелона. Но зато, как межконтинентальному самолету, ему после взлета нельзя сразу садиться, даже аварийно – он просто под завязку набит топливом, как пересосавшийся комар. Представьте, ведь ему лететь девять часов плюс ещё на полтора часа должен быть запас НЗ. И взлетный вес – 165 тонн, из которых будет сожжено до Камчатки 73 тонны, то есть самолет на посадке полегчает аж вдвое!

Лететь долго – занятие нудное. Обычно самолет туда уходит вечером, по-московски, чтобы перелететь короткую (часа четыре всего) ночь на восток и форсировнно пролететь весь день. Получается, что вечером взлетаешь с Домодедово, и ближе к вечеру приземляешься в Петропавловске. Т.е. 9 часов лета + 9 часов разницы поясного времени - вот тебе и 18 часов.

Я сумел-таки разыскать свой аэрофлотовский билет «советского образца», этот полёт был совершен 1 марта 1989 года. Долго искал, но все же нашёл. Вот посмотрите.

Сакральная для камчадала цифра – «сто семьдесят восемь рублей» (смотрите по тарифному отрезу, +1 рубль сбора). Именно столько нужно было, чтобы достичь «материка». Она долго была такой, и очень долго не менялась.

Лететь нам северной трассой – от Москвы самолет уходит направлением на Воркуту, затем Амдерму и потом долго летит по кромке Северного Ледовитого океана часа четыре, северней Норильска. Над Амдермой и Воркутой часто трясет – там повышенная турбулентность, вспоминаю эти места с содроганием.
Потом лайнер пересекает Таймыр и постепенно начинает заворачивать на юг в районе Тикси, где устье Лены. Я как-то раз зимой замерзшую Лену, разбитую на протоки, видел так отчетливо – почти как на карте. Затем самолет пересекает Колыму, проходит близ Магадана и летит над Охотским морем.

Вот тут-то и начинается самое интригующее!
Самолет подбирается к Камчатке с низменной стороны – западной. Она там совершенно как стол, в отличие от вулканической центральной части и скально-тихоокеанской западной.
Этот момент, если нет облаков, виден с высоты очень хорошо. Этакий водораздел.
Вот, например, тут хорошо видно (правда на фото - обратный процесс, покидания Камчатки, но не суть важно).


Постепенно сопки становятся все выше, переходя кое-где в снежные шапки вулканов. О, ребята, это многое значит! Прежде всего то, что лететь нам осталось минут 45-50, после восьми-то муторных часов полёта. Скоро, скоро!
Командир корабля обьявляет: «...приступаем к снижению. Просьба пристегнуть ремни... температура воздуха в аэропорту Елизово - плюс тринадцать».
И начинаем менять эшелоны на более низкие.

Самолет обычно заходит на посадку в Елизово по сложной траектории: сперва летит югом, близ Вилючинского вулкана, потом перелетает траверз Петропавловска и над Саранной бухтой делает резкий разворот на 170 град., попадая в створ Авачинской бухты и снижаясь по глиссаде уже над бухтой и дельтой Авачи. Редко когда садится напрямую, без захода с востока.
(камрады мне подсказывают, что схем захода на Елизово - больше)

Теперь все зависит от того, с какой стороны борта ты сидишь.
Если с левой - то увидишь одно, а если с правой – то совсем другое! И ощущения будут тоже, совсем иные. Если таки хочешь больше адреналина – садись по левому борту, далее обьясню почему.
Когда пролетаем у Вилючинского вулкана, то это значит – нам осталось всего ничего, минут 20. И высота полета уже всего километров пять.
Вот он, Вилючинский, прикрыт сливками облаков.
Стесняется немного.


От Вилючи еще минут пять – и уже виден впереди синевато-свинцовый Тихий Океан. Да, именно сам океан, в чистом виде, а не моря-заливы. Нету там переходов, и уже в 50 км от берега глубина семь километров. И выпуклость Земли хорошо видна, с самолёта.
(нету у меня такого кадра, увы)

Но самолет по приближении океана ведет себя хитро: он, сцуко, берет резкий левый разворот, и пролетев береговую черту, прямо над островом Старичков разворачивается курсом на ворота Авачинской бухты. Высота тут еще теряется, уже километра два.
Так вот, если сидишь слева, то носом своим непутевым смотришь прямо в воду Тихого океана. Ощущение непередаваемое, потому что разворот резкий. И только пенные буруны бьются о кекуры, усугубляя эмоции.
Сколько раз я, проклиная авиацию, говорил самому себе в этом месте: «ну фсе, пиздец, Серега! Неужели падаем?» (и такого кадра тож нет).
Ну а если сидишь справа по борту, то терпимо :)

Но 62-й над воротами постепенно выравнивается и начинает уже собственно посадку, выходя на прямую глиссаду. Скорость падает, снижение становится ощутимым, с каждой секундой.
Пересекаем Завойко, а там и Три Брата рядом, видите (за облачками, в заливчике)?
А напротив пролива из бухты («ворот») – мыс Станицкого.


Летим над Авачинской бухтой.
Еще секунд 30, и вот уже видно «Осиное Гнездо», то есть Рыбачий. Там, в этом заливчике – атомные подлодки, целая флотилия (2-я Камчатская). Вот только их пирсы сейчас не видно за далеко выдающимся полуостровом. Зато еще дальше видны доки Сельдевой и Вилючинска.


Тем, кто по правому борту сидит, «Осиного Гнезда» не видно. Зато их ждет (при везении с облачностью) другой подарок – панорама Домашних Вулканов, а также самого Петропавловска-Камчатского. Вон они, на горизонте виднеются, домашние-то.
А внизу – и Ковш, и Сопка Любви сразу за ним, и Мишенка, и замерзшая Култушка. И под нами - гладь Бухты (Авачинской). Её тут зовут просто – Бухта, в отличие от остальных мелких, которые надо уточнять по именам.


Вот немного с зумом, город. И за ним – Авача (действующая), а правее – Козельский вулкан. Про Авачу я уже вам как-то раз поведал. Помню, пошел по утрецу мусор выносить...


Но мы снижаемся. Вот уже и петропавловские «километры» видны.
Даю этот снимок большим, чем все другие – и не просто так. Видите красную точку? Так вот, друзиа, там мой дом, на 8 километре, там я жил. Где точка стоит, на славной улице Чубарова. Хорошо, когда при посадке можно на свой дом поглядеть!


Пролетаем Моховую, Авачу (поселок).
Но вот... затряслись! Выпустили закрылки, это значит. А внизу проплывают рукава дельты речки Авачи – уже заходим.
Пересекаем елизовскую трассу.


Ниже, ниже, вот уже внизу служебные постройки.
Касание!!!
Самолет еще катится в полную дурь (у Ил-62 высокая посадочная скорость), но мы уже на полосе. Вот пролетаем военный аэродром. В советские времена там стояло много МиГ-31, и Су-шек, а как сейчас – не знаю.


Замедлили скорость, разворачиваемся.
Ты дома, камчадал.
Летел-летел – и прилетел :)
Все страхи позади, дорогой.
И ласковый голос в динамике, который сейчас кажется волшебным:
«Наш самолет произвёл посадку в аэропорту Елизово. Температура за бортом ... Экипаж желает вам счастливого пути».


Ан-26 заходит на посадку вслед за нами.


Ну, пора выбираться... девять с лишним часов ведь сидели в этой серебристой сигаре.


А вот топливозаправщик.
И от надписи на его борту сердце начинает учащенно биться.


Рядышком на стоянке притулился и посланец из Питера.


А вот и Боинг, а за ним вулкан в облачности.
Но это уже новое веяние, я еще не застал.


Вот, вот и аэровокзал! Скромненький, но ведь наш!

(с) Alexthunder
Отсюда: http://www.panoramio.com/photo/1038512


А когда-то, ребята, он был со звездой наверху.
Вот такой (вид со стороны привокзальной площади, фото 16.6.1987):

Сохранилось ли сейчас на нём изображение Як-40 с вулканчиками?

А на площади перед аэровокзалом – такси, автобусы (увы, снимков нет), и, конечно же, нас всегда встречает Ли-2!

(с) Глеб Осокин
Отсюда: http://aviamonuments.ru/planes/Rossiya/Petropavlovsk-Kamchatskiy/1


Пора теперь из Елизово двигать в город.

Вот так, ребята и девчата.
Мы – прилетели.
Спасибо за внимание.

PS. Дельный совет вам, друзиа. Ни в коем случае не называйте Елизово как ЕлИзово, если не хотите заработать кличку «маськвичя» и гомерический хохот при вашем упоминании :)
Tags: Камчатка, авиа
Subscribe
promo periskop.su april 5, 2018 11:03 62
Buy for 250 tokens
Постоянные читатели блога обратили недавно внимание на то, что здесь стали редко появляться большие фотопосты с рассказами. Это совершенно так - потому что я с начала года вовлечен в сложный, но интересный проект. А именно, создаю путеводитель по Транссибу, книжного формата. Это тесно увязано и с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →