March 5th, 2009

Советская Армия

Москва. Грозовое лето 1941-го в снимках журнала "Лайф"

Сегодня вполне уместно обратиться к истории, а конкретней — к военной и сталинской теме; ведь исполнилось 56 лет со дня смерти И.В.Сталина. Этот фоторяд из архива «Лайфа» несколько месяцев лежал у меня, многие снимки из него показывались в других журналах (в частности, неоднократно обращался к этой теме lord_k); и тем не менее, считаю, что он стоит отдельного показа с комментариями, потому что фотографии — поистине уникальные.

Все эти снимки обьединяет авторство и время — их сделала фотокорр «Лайфа» 37-летняя Маргарет Берк-Уайт (Margaret Bourke-White, 1904-1971) в военной Москве в июле-августе 1941 года. Кроме двух, 1931 года и её же авторства, которые тоже связаны контекстом с этим фоторядом. Условия, в которых она работала, были поистине уникальные — ведь с наступлением войны режим сьёмок сильно ужесточился, и за несанкционированную сьёмку на улицах, равно как и за несданный фотоаппарат, полагался однозначный трибунал. Однако она была в особых условиях: в преддверии приезда в Москву специального эмиссара президента США Гарри Гопкинса (а этот визит рассматривался Сталиным в данный момент как сверхважный) ей был выдан фактически карт-бланш на сьёмки образов воюющего Советского Союза для авторитетного журнала заокеанского союзника (США), который был способен положительно повлиять на общественное мнение той страны. Снимала она в Москве и в августе, в том же режиме благоприятствования.
Разумееется, её сопровождали, договаривались о сьёмках заранее, и многие снимки — постановочные; но, как вы увидите ниже, задача создания запоминающихся образов воюющего народа-союзника ею была решена блестяще. Прошло уже более 68 лет, а люди, смотрящие на нас, потомков, с тех снимков, и сегодня выглядят живыми и непосредственными.
А вечером 31 июля 1941 года (правда, довольно неожиданно для неё самой) наступил её звёздный час как фотографа — впервые в советской истории иностранный корреспондент буржуазной страны (безо всяких посредников в виде официальных фотографов) был не просто допущен в рабочий кабинет загадочного для Запада вождя, но и снял его в непарадной, камерной обстановке вблизи. Это было беспрецедентное событие - если, конечно, вести отсчёт с момента обретения Сталиным полной власти в государстве, примерно с 1929 года. Обратимся к журналу посещений рабочего кабинета Сталина в Кремле.
Итак, запись от 31 июля 1941 года:
1. Гопкинс 18.35—21.00
2. Потрубач 18.35—20.55
3. Петров 20.45—20.55
4. Власик 20.45—20.55
5. Маргарет Боркуаит 20.45—20.55
Последние вышли 21.10

* * *
Гарри Гопкинс - эмиссар Рузвельта - вёл со Сталиным важнейшие переговоры по установлению рамок союзнических отношений; Потрубач - это переводчик, Власик - начальник охраны Сталина, а Петров - адьютант. И Маргарет. Больше никого не было. Я не могу утверждать однозначно; однако логически, из состава присутствовавших, следует, что в процессе переговоров Гопкинс предложил для сьёмок своего фотографа, а Сталин согласился. А может, это было согласовано немного ранее. На последней 10-минутке (с 20.45 до 20.55) фотограф зашла в кабинет в сопровождении начальника охраны генерала Власика и адьютанта, которые, возможно, помогали Маргарет ставить в кабинете правильный свет для сьёмки - ведь она снимала на среднеформатную камеру, на весьма длительных выдержках.
Ну что ж, давайте посмотрим эти снимки.

Collapse )
promo periskop.su july 3, 16:25 30
Buy for 250 tokens
Меня несколько раз в неделю спрашивают, как там дела с "Путеводителем Транссиба" и движется ли процесс (особенно после нашествия коронавируса, который спутал очень многие планы). В этой записи постараюсь описать, что и как движется и обрисовать настоящее положение. Если помните, об окончании…